Главная » Мир театра » «Люди – отдельно, государство – отдельно». Пётр Красилов о «Демократии»

«Люди – отдельно, государство – отдельно». Пётр Красилов о «Демократии»

В воскресенье, 15 апреля, будут объявлены лауреаты Национальной театральной премии «Золотая маска». Один из фаворитов – спектакль Алексея Бородина «Демократия», выдвинутый на премию в трех номинациях. Как говорить о политике со сцены, «Театрал» спросил у Петра КРАСИЛОВА, уже получившего за роль разведчика Гюнтера Гийома премию зрительских симпатий «Звезда Театрала».

– Пётр, ваш герой – шпион ГДР, работающий в ФРГ. Однако войдя в круг ближайших лиц канцлера Вилли Брандта, он становится не только его помощником, но и другом. И тут возникает вопрос: что важнее – служба или дружба?
– Дружба рождается не потому, что Гюнтер – высококлассный шпион, которому удается ввести Вилли Брандта в заблуждение. Вилли Брандт не глупый человек. Дружба рождается потому, что оба они стремятся к одной и той же цели. Вилли Брандт знает, что его страна должна стать единой, пусть и не сразу. А для этого второй половинке, то бишь ГДР, нужно дать хотя бы право на самоопределение. Ту же цель преследует и Гюнтер. То есть они не противники, не соперники. Находясь по разные стороны баррикад, они на самом деле смотрят в одну сторону. Поэтому им очень просто сойтись, и в конце концов они становятся друзьями. Другое дело, что люди, которые стоят за спиной у Вилли Брандта, делают все, чтобы он думал, что его предали.

– Действие спектакля происходит в Германии 70-х годов. Какие параллели можно провести с современной Россией?

– В первую очередь нужно понимать, что демократия не всегда означает единство людей и государства. Даже так: в 99 процентах случаев люди существуют отдельно, государство – отдельно. Конечно, всем хочется прийти к эталону, когда две эти силы слышат и понимают друг друга. Но равновесие крайне тяжело достижимо. Между тем, когда оно нарушается, мы получаем либо господство небольшой группы людей, которые не считаются с остальными, либо – если весы качнутся в другую сторону – анархию и кровавое месиво.

Так бывает, когда нарушается государственная структура, потому что народ может легко превратиться в толпу, а толпа – это цунами, которое сметает все на своем пути. По идее, нужно равновесие. Но спектакль не только об этом, здесь есть и чисто человеческая история. Тема дружбы, верности, предательства – всего того, что является частью нашей жизни, которую мы тоже пытаемся как-то уравновесить.

– Равновесия, о котором вы говорите, нет, наверно, ни в одной стране. Как к нему стремиться? 
– Если бы я мог ответить на этот вопрос, я бы пошел в политику, чтобы донести до остальных свое знание. Достичь гармонии действительно невероятно сложно. Это тем более немыслимо, если то или иное государство называет себя сверхдержавой. На самом деле от человека, я думаю, требуется одно: чтобы хоть как-то приблизиться к гармонии, он должен думать не только о себе любимом, но и об окружающих. По мере своих возможностей он должен хоть как-то им помогать. Если прямой возможности нет, а это бывает часто, он должен помогать хотя бы своим близким, пытаться достойно воспитывать своих детей и, главное, честно относиться к своей профессии, потому что человек, который созидает, приближает к гармоничному существованию и себя, и окружающих. 

– А сами вы социально активный человек? Вам не безразлично, что происходит за стенами театра и дома?
– Нет, не безразлично. Через свою профессию я пытаюсь высказаться, что, на мой взгляд, есть правда, а что есть ложь. Пойдет за мной зритель или нет, зависит от него самого.

– Почему, на ваш взгляд, важно говорить со сцены о том, как делается большая политика, как ведутся судебные дела?
– Если говорить конкретно об этом спектакле, то мы не занимались документалистикой. Хотя в основе сюжета – реальная история, она воплощена в художественной форме. Это именно творческий взгляд на проблему. В данном случае, на проблему власти. Безусловно, в политике колоссальное количество лжи. Но думать, что абсолютно все люди, которые облечены властью, подлецы, – это тоже однобокий взгляд. Есть и правда, которая может перевесить, если лидер не будет трястись в страхе от того, как на него смотрят его политические конкуренты и «приближенные».

Этому человеку будет крайне тяжело, потому что за его спиной всегда будут люди, которые сделают все возможное, чтобы встать на его место, и им все равно, каким способом: кровавым – не кровавым, пострадают честь и достоинство – не пострадают… Им вообще плевать на это, потому что власть – страшная штука, она захватывает тебя целиком, и вырваться из этих объятий ты уже не можешь. Я думаю, лидеры должны понимать, что власть – это ответственность не только за себя, но и за тех людей, которых ты за собой ведешь. Хотя чаще всего этого замечать не желают.

– Вам посчастливилось работать с Алексеем Владимировичем Бородиным. Чему он вас научил?
– Он научил не бояться быть самим собой, не бояться задавать вопросы, если ты чего-то не понимаешь, – вопросы к самому себе, прежде всего. Я думаю, ему очень тяжело быть художественным руководителем театра и при этом оставаться мягким и интеллигентным человеком. Мне нравится, что он говорит на своем языке, а мы научились его понимать и переводить на свой.

teatral-online.ru