Главная » Мир театра » Гиньоль на гильотине. В московских театрах кукол вышли спектакли для взрослых

Гиньоль на гильотине. В московских театрах кукол вышли спектакли для взрослых

Станиславский колотит Немировича дубинкой, принцессе Турандот отрубают голову, а умершие актеры продолжают репетировать на небесах. Где все это возможно? Только в театре кукол, скажем больше – в театре кукол для взрослых. 
 
В этом сезоне два главных театра кукол Москвы выпустили премьеры с возрастным цензом 16+. В Театре имени Образцова Борис Константинов поставил «Турандот» – зловещую сказку Гоцци с обилием отрубленных голов, а в Московском театре кукол вышел «Гиньоль имени Станиславского» Натальи Пахомовой – шарж на российское театральное сообщество. 
 
«Я жажду смерти или Турандот!» – восклицает влюбленный Калаф, и благородное лицо принца тут же превращается в маску безумца с выпученными глазами. Любовь сводит героев с ума и заставляет терять голову в прямом смысле слова – головы неудачливых женихов прыгают по волнам, как кочаны капусты, не переставая воспевать жестокую красавицу. А её легкий призрак скользит над гладью вод, завлекая в ловушку все новые жертвы. Постановка Бориса Константинова вполне вписывается в современный феминистский дискурс: гордая принцесса, отстаивая свою свободу и независимость, готова убить сотни мужчин, поскольку все они «коварны, сердцем лживы и не способны любить». «Поклёп!» – звучит из зала мужской голос, видно, задело за живое.   
 
Вы уже поняли, что это история совсем не детская и не имеет ничего общего с той праздничной театральностью, что закрепилась за «Принцессой Турандот» благодаря Театру Вахтангова. Этот спектакль не искрится блестками итальянского карнавала, он притягивает таинственной красотой лунной восточной ночи. Место действия фьябы Карло Гоцци – древний Китай, однако, в ней присутствуют и традиционные персонажи итальянской комедии дель арте. Борис Константинов решил соединить обе локации: сказка начинается под  венецианским мостом, где на веревках сушится белье, а потом  переносится в далекий фантастический Китай. И вот уже гондолы превращаются в легкие джонки (действие почти полостью происходит на воде), а герои-европейцы становятся азиатами с характерным разрезом глаз. Куклы Виктора Антонова умеют мгновенно преображаться: стоит дернуть за леску, и одно лицо сменяется другим.
 
Авторы попытались реализовать в театре кукол идею комедии масок – тростевые куклы тут максимально условны, не жизнеподобны. Они сделаны из легкого бамбука, и порою вся их конструкция, скелет, обнажена, лишь слегка прикрыта тканями. Но такая условность отнюдь не мешает действию, и даже большой объем текста, не привычный для этого жанра, воспринимается легко, потому что постановщики приготовили такое количество кунштюков – не успеваешь удивляться. Чего стоит император Альтоум – хилый старичок прячется внутри огромной куклы, которой управляют министры Тарталья и Панталоне, «правая и левая рука» правителя в прямом смысле слова. Или старый царь Тимур, который бороздит море на огромных ходулях, как привидение. А в финале зрителей ждет еще один сюрприз, который мы не будем раскрывать.       
 
Интересно, как бы эту «Турандот» оценил Евгений Вахтангов – автор легендарной постановки сказки Гоцци, ставшей для его театра своего рода «Чайкой». Кстати, в спектакле «Гиньоль имени Станиславского» в Московском театре кукол ему приходится играть в чеховской «Чайке» вместе с Михоэлсом, Мейерхольдом, Мочаловым, Щепкиным и даже Семеновой. Все вместе они встретились уже на том свете, на облаках, но исступленно продолжают репетировать. Режиссер Наталья Пахомова собрала в одну команду знаменитых театральных деятелей разных эпох под началом основателей МХТ, чтобы рассказать, что такое театр, как он устроен изнутри, как тяжело и мучительно рождается спектакль, перед тем как выйти на суд публики.
 
В основе постановки рассказ Карела Чапека «Как ставится пьеса», который в чем-то перекликается с «Театральным романом» Булгакова. Страдания автора, отдающего в театр прекрасную жар-птицу, а получающего на выходе общипанную курицу, переданы с болью и юмором одновременно. Бесконечные репетиции, скандалы между актрисами, постоянная занятость звезд, неготовность матчасти... А тут еще перед самой премьерой монтировщик принимается приколачивать «косячок», без которого все грозит рухнуть. И оказывается, что главный человек в театре – он, а не спесивые артистки. 
 
Очень хороши перчаточные куклы Евгении Шахотько, где портретное сходство с прототипами оттенено условностью дружеского шаржа. Станиславский и Немирович, мечущие молнии, как Зевс и Посейдон, большеглазая, то и дело падающая в обморок Комиссаржевская, дымящаяся от накала страстей Ермолова, Мейерхольд со встающими дыбом волосами в поисках новых форм. Фигуры классиков позволяют себе хулиганства, вполне допустимые в жанре гиньоля*. Посвященная публика, конечно, испытывает радость узнавания, а для простых зрителей предусмотрено ироничное введение в закулисную кухню, краткий ликбез – кто есть кто в театральном мире.
 
Если вы до сих пор не были фанатом театра, после спектакля наверняка проникнитесь если не любовью, то сочувствием к этому жестокому, кровавому даже, но веселому искусству и людям, которые отдают ему свою жизнь.
 

*) Гиньоль – 1) персонаж французского театра кукол, аналог нашего Петрушки, герой острых политических фарсов  2) жанр спектаклей, основой которых является изображение различных преступлений и злодейств.

teatral-online.ru