Главная » Мир театра » Бастилия рухнула. «Женитьбе Фигаро» Марка Захарова исполнилось 25 лет

Бастилия рухнула. «Женитьбе Фигаро» Марка Захарова исполнилось 25 лет

По случаю юбилея «Ленком» не стал устраивать помпезных чествований или же в духе моды объявлять скидку на билеты. Многие зрители, пришедшие 22 февраля на «Женитьбу Фигаро», так и не узнали о внутрицеховом празднике. И, видимо, по мысли дирекции, акцент на этом не требовался, поскольку сегодня постановку сопровождает такой же ажиотаж, как и в день премьеры в 1993 году. На кассе – табличка «Билеты проданы», в зале – аншлаг (сидят даже на приставных стульях).
 


Этот спектакль Марк Захаров посвятил памяти Андрея Миронова. Ко дню премьеры прошло всего лишь пять с половиной лет с того трагического момента, как актер во время гастролей Театра сатиры умер на сцене в костюме Фигаро.
 
– Очень возможно, что нам не суждено воскресить атмосферу легендарного спектакля Валентина Плучека, ибо наша работа сделана по иным театральным законам, – написано в театральной программке, – но светлый образ Андрея Миронова – величайшего современного актера, подарил нам желание сделать всё возможное, чтобы усилиями нового актерского поколения эта бессмертная комедия продолжила свою жизнь на российской сцене.
 
Под этим словами подписались и режиссер Марк Захаров, и сценограф Олег Шейнцис, и, конечно, Дмитрий Певцов, для которого роль Фигаро стала такой же этапной, как Гамлет и Треплев, сыгранные в начале девяностых на этой сцене.  
 
Вообще 1993 год подарил театру немало замечательных работ. Захаровский спектакль выпускался в атмосфере ощутимой конкуренции. В тот год, например, Петр Фоменко поставил в Театре им. Вахтангова «Без вины виноватых», Юрий Любимов – «Живаго» на Таганке, Роман Виктюк – «Адский сад» в «Современнике», Сергей Соловьев – «Дядю Ваню» в Малом театре, Павел Хомский – рок-оперу «Иисус Христос суперзвезда», Алексей Бородин – «Наш городок» в РАМТе, Сергей Женовач – «Лешего» в Театре на Малой Бронной, Генриетта Яновская – «Иванова и других» в МТЮЗе; чуть раньше Иосиф Райхельгауз выпустил «А чой-то ты во фраке?» в «Школе современной пьесы», Андрей Гончаров – «Викторию» в Театре Маяковского. Валентин Плучек в 1993 году начал репетировать «Двенадцатую ночь» в Театре сатиры, Олег Ефремов – «Горе от ума» во МХАТе, Галина Волчек – «Пигмалиона» в «Современнике» и т.д.
 
Примечательно, что большинство этих постановок оказались долгожителями (почему – разговор особый). И «Женитьба Фигаро» среди них – уверенный лидер успеха. Она сопровождалась аншлагами всегда. Страну сотрясали кризисы и финансовые реформы, теракты и войны в горячих точках, забастовки и голодовки, вера в очередные выборы и перемены политических курсов. Менялась жизнь, менялся театр, но «Женитьба Фигаро» пусть хотя бы на вечер дарила тот самый «мгновенный укол счастья».
 
Комедия Бомарше своим искрометным гротеском, радостью и веселостью никак не рифмовалась с разрухой и хаосом начала девяностых годов. Но этим намеренным противопоставлением Марк Захаров спешил повторить классический театральный прием, когда зритель на сцене видит именно то, что диссонирует и никак не рифмуется с окружающей нас действительностью. Так поступал, например, Евгений Вахтангов, работая в 1922 году над «Принцессой Турандот», так делали и фронтовые театры.
 
В переломный момент российской истории Марк Захаров уловил в «Женитьбе» и революционный мотив, о чем написал в обращении к зрителям:
 
– Когда Людовик XVI, который искренне любил Бомарше, прочел в 1782 году рукопись «Женитьбы Фигаро», реакция его была мгновенной: «Если быть последовательным, то, чтобы допустить постановку этой пьесы, нужно разрушить Бастилию…»
Слова оказались пророческими – Бастилия рухнула вскоре после первых представлений «Фигаро». И еще неизвестно, революционная ли эпоха правила рукой и мыслью Бомарше, или Бомарше, проклявший аристократию и прославивший буржуа, подтолкнул революцию.
Не случайно и свидетельство Наполеона I: «Женитьба Фигаро» – это уже революция в действии.
 
Мысль проста: движущей силой революции всегда являлась интрига, а сюжет комедии Бомарше мастерски сплетен из десятков интриг, где сокрушительной и всепобеждающей силой является юмор. В «Ленкоме» целый ряд артистов играют «Женитьбу Фигаро» со дня ее постановки (в их числе, например: Дмитрий Певцов – Фигаро, Наталья Щукина – Сюзанна, Александр Лазарев – граф Альмавива, Александра Захарова – графиня, Сергей Степанченко – Базиль, Игорь Фокин – садовник). Играют искрометно и заразительно, словно заряжаясь друг от друга, привносят в свои роли иронию и свежие штрихи.
 
Андрей Миронов говорил, что комедию надо играть в хорошем настроении. Этот же принцип стал, несомненно, основной для ленкомовского спектакля, в котором Марк Захаров вывел формулу, дающую артистам возможность богатой импровизации. Музыкальная фантазия Сергея Рудницкого на темы Моцарта и Россини лишь развивает заложенный режиссером темп. Перед самым началом спектакля в зал войдет дирижер, одетый в камзол XVIII века, степенно, как в опере, займет свое место в оркестровой яме, взмахнет палочкой и… раздастся выстрел. На сцену посыпятся искры (не то салют, не то стрельба) и с этой бодрящей ноты начнется действие.  

teatral-online.ru